Город Москва, это Ваш регион?

Комплексная защита озера Байкал

«Водная среда» — программа на радиостанции "Эхо Москвы" в которой известные политики, чиновники федерального и регионального уровня, ученые, представители бизнеса, артисты и люди самых разных профессий делятся своим экспертным мнением и обсуждают актуальные темы, связанные с водными ресурсами нашей страны. Программа подготовлена в рамках федеральной целевой программы «Вода России».

ГОСТИ:
Елена Вишнякова, директор по связям с общественностью En+Group
Илья Разбаш, руководитель пресс-центра «Вода России»
Василий Сутула, директор Байкальского государственного природного биосферного Заповедника (по телефону)

ВЕДУЩИЙ: Роман Плюсов 

Прослушать выпуск передачи вы сможете в медиагелерее

Р. Плюсов
― Как обычно, по средам в эфире «Эха» обсуждаем водные проблемы, и сегодня поговорим о жемчужине России, озере Байкал. Как может показаться не странным, но эфир этот первый посвященный самому известному озеру… Ну, так сложилось. Буквально небольшая ремарка, если всю воду Байкала распределить между жителями страны, то на каждого придется около 170 тысяч кубометров воды. Есть подсчеты разные, но так если грубо говоря, то это 2800 железнодорожных цистерн по 60 тонн каждая. Вот есть такие цифры. Не надо тут глубоко углубляться никуда, о значимости этого водного объекта знает каждый житель нашей страны. Большое озеро, ну и большие проблемы, которые нужно рассматривать в комплексе. Байкал – уникальная экосистема, экологическое состояние озера влияет на весь регион в целом. У нас сегодня в гостях Елена Вишнякова, директор по связям с общественностью «Н+групп», Елена здравствуйте.

Е. Вишнякова
― Добрый день.

Р. Плюсов
― Илья Андреевич Разбаш, начальник отдела связи с общественностью и СМИ центра развития водохозяйственного комплекса. Илья, добрый день.

И. Разбаш
― Добрый день.

Р. Плюсов
― И сегодня мы будем связываться обязательно с Иркутском, у нас будет на связи на прямой Василий Иванович Сутуло, директор Байкальского государственного природного биосферного заповедника, но это чуть позже. А пока, тема нашей сегодняшней программы «Комплексная защита озера Байкал», и Елена, первый вопрос к вам, что это такое? Что мы подразумеваем под этими словами

Е. Вишнякова
― Ну, комплексная защита в первую очередь – это набор мероприятий, который может делать практически каждый человек. Государство предпринимает огромное усилие для того, чтобы защитить это озеро, и выделяет на это огромные средства, но этого не достаточно. Если люди будут себя вести не достаточно ответственно по отношению к озеру, то никакие средства здесь не помогут. И комплексная защита, которую мы используем в своей работе как часть нашей социальной ответственности. Это программа, которая сразу отвечает на несколько вопросов. Первое, ну чем человек может помочь Байкалу? То есть, он может выйти, убрать мусор на берегу, он может вести себя более ответственно по отношению к озеру. Здесь мы переходим к экопросвещению. То есть, это специальная программа, направленная на людей, на то, как себя вести. Не пить из пластика, не бросать окурки в воду, или там на берег, и так далее. Третье – это изучение существующих проблем. То есть, есть проблема (неразборчиво), есть проблема ядовитых губок, исчезновение омуля, и так далее. Здесь нужна помощь ученым, которые работают…

Р. Плюсов
― Эти страшные слова мы еще обсудим с вами.

Е. Вишнякова
― Обязательно, это неизбежно.

Р. Плюсов
― Мы как говорили, что с одной стороны безусловно государство несет на себе ту ответственность институциональную за определенную отрасль и водное хозяйство, не исключение, и действительно делается довольно много и из программы в программу мы говорим о том, что в общем-то по сути работа над улучшением экологического состояния водных объектов… Байкал, не Байкал, речки, озера, родники, это по сути совместная работа и государства, и гражданского общества, и в том числе и бизнеса.

Р. Плюсов
― То есть, когда мы говорим про комплексную защиту, мы подразумеваем работу совместную не только государства, но и конкретных людей, которые живут, да? В этом регионе.

И. Разбаш
― Ну, безусловно.

Р. Плюсов
― (Неразборчиво) например приезжают отдыхать.

И. Разбаш
― Давай вспомним, что на слуху одно из таких вот язв Байкала, был Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат.

Р. Плюсов
― Да, очень много об этом говорили, и много было копий сломано. В итоге закрыли.

И. Разбаш
― Огромное количество! В итоге закрыли, да. В итоге закрыли, и государство сейчас планомерно разбирается с тем, что собственно осталось в наследие от этого предприятия. Хотя, говоря о том, что в общем-то основной урон наносили и крупные промышленные предприятия, накопленный от их деятельности ущерб, мы в этой проекции рассматривали (неразборчиво), но на самом деле общая площадь загрязнений никогда не превышала там более 20 квадратных километров. Говоря о том, что эта площадь, на которой обнаружено например там загрязнение воды микроорганизмами, это 90 квадратных километров, и если эту площадь вообще сравнивать с общей площадью Байкала, то это там десятые процентов. Такие загрязнения в принципе можно называть локальными, да? С одной стороны. Но вместе с тем, действительно сделали довольно много для того, чтобы локализовать и эти проблемы. Но как говорится, да? Лена правильно отметила, что действительно не только… Основными загрязнителями скажем, да? Являются не только промышленные. Да, безусловно они конечно свою роль в общем в такую копилку складывают, но по большому счету и… Да и население, да? Необходимо учить население, как собственно аккуратно и бережно относиться к воде.

Р. Плюсов
― Ну, давайте еще раз скажем по пунктам, да? Там промышленность, понятно, да? С какими угрозами еще сталкивается Байкал сегодня? Промышленность – человеческий фактор, ну жизнедеятельность, туристы, что еще?

Е. Вишнякова
― Да, туристы – это очень важная составляющая, потому, что поток туризма растет, и каждый год их становится все больше и больше. Это иностранные туристы, это внутренние туристы, которые там… Байкал – это же такое место, очень…

Р. Плюсов
― Ну, это скажем больше дикий туризм наверное?

Е. Вишнякова
― Очень значимое. Нет, вовсе нет. Сейчас если вы посмотрите, в туристических агентствах предлагают уже организованные какие-то туры. Другой вопрос, что это не совсем то, что люди возможно ожидают увидеть. Это конечно же не турецкий отдых, там все включено. И в этом тоже есть проблема. Потому, что поток туристов увеличивается, а культура туристического поведения не всегда, назовем это так. Поэтому, как раз проблема…

Р. Плюсов
― Когда турист приехал, остановились, подошли там, бросили мусор…

Е. Вишнякова
― Да, да. Они даже что в диком состоянии, что в организованном вышли, бросили мусор, и пошли дальше. Поэтому если вы поедете, вы где-то на берегу можете столкнуться в такой ситуации, что стоит группа туристов допустим, что-то делают, к ним подходят дети, и просят этого не делать. Это одна из программ, действующих на Байкале «Защити Байкал вместе». У них там дети значит десантами ходят, и убеждают туристов вести себя прилично.

Р. Плюсов
― Ну, вот если говорить про туристов, то всегда такой вопрос неоднозначный. То есть, с одной стороны, да? Турист – это хорошо, или плохо? С одной стороны вроде плохо, приезжают и мусорят, с другой стороны не будет туристов, не будет развития никакого.

Е. Вишнякова
― Конечно.

Р. Плюсов
― Туристы – это деньги, это инвестиции, это развитие гостиниц, дорог, прочей инфраструктуры.

Е. Вишнякова
― В конце концов просто эгоизм, не пускать туристов на Байкал. Потому, что Байкал – это такое, очень значимое место для каждого человека, который живет в России. На самом деле для многих это мечта, и иногда это почему-то несбыточная мечта. Потому, что он находится где-то очень далеко, гораздо ближе съездить в Таиланд, кажется людям. А при этом ну, как бы туристы могут быть и фактором развития территории, так и фактором убийства территории. И вопрос в том, как это организовано.

Р. Плюсов
― А что вы делаете в этом направлении?

Е. Вишнякова
― Здесь как раз вот эти программы мы поддерживаем с общественными организациями при Байкале. Это воспитание туристов экопросвещения. Например, есть такой очень милый проект, где дети ходят по стоянкам туристов, раздают им там билеты, и вечером они могут придти на детские концерты. Но вход на этот концерт стоит 1 мешок мусора, который каждый турист собрал на берегу. Не свой мусор принес, а на берегу собрал, убрался. Это конечно же…

Р. Плюсов
― Свой мусор – это хитро было бы.

Е. Вишнякова
― Да, да, да. Программа большой Байкальской тропы. Это как раз настоящий экотуризм. Они строят экотропы силами волонтеров, и туристы могут приехать, и пройтись по ним, изучив по дороге правила правильного отдыха на берегах. Ну, конечно наша акция «360 минут», которая сначала была ради Байкала, а теперь просто 360 минут, потому, что распространилась на другие регионы, пожалуй самое массовое на берегах Байкала. Это уборка берегов, и тоже часть там экопросвещения, развития. И туристы, которые туда приезжают. Ну, Байкал представляет огромное количество видов развлечения. Знаете, там есть туристический паспорт человека, отдохнувшего на Байкале, в нем там страниц 30, ты штампы не наставишься. То есть, это такие поездки там, значит это лыжи, это (неразборчиво), и так далее. Но это еще и уборки. Ну, то есть это такое же развлечение для туристов, им это очень нравится.

И. Разбаш
― Нет, ну есть организованные туристические группы, которые непосредственно я знаю об одной из них, это туристическая группа, которая насчитывает в себя там несколько десятков человек из Англии, Франции… Ну, в основном конечно это Европа, и в том числе и Америка, которые просто приезжают убираться.

Р. Плюсов
― Это кстати важную тему вы затронули. Илья, вы же занимаетесь уборкой берегов?

И. Разбаш
― Да, на сегодняшний день акция эта закончилась, мы посчитали результаты, это миллион 300 тысяч участников по всей стране. Безусловно были участники и на Байкальской (неразборчиво) территории.

Р. Плюсов
― Есть по Байкалу цифры какие-то?

И. Разбаш
― Порядка 3000 участников у нас было.

Р. Плюсов
― 3000?

И. Разбаш
― Да. Тех, которые… У нас довольно сложная система отчетности, что называется, да? И зачастую мы к сожалению, не можем всех посчитать. То есть, нам не хватает инфраструктурных проектов для того, чтобы вести некий такой вот знаете, такой хороший учет. Именно поэтому мы в сотрудничестве с разными другими организациями работаем, и во многих регионах эти акции проходят при гораздо большем участии людей

Р. Плюсов
― Какие-то новый угрозы?

Е. Вишнякова
― Ну я бы хотела добавить тоже про акции, потому, что действительно Байкальский регион – для нас это ключевой регион, как раз мы там уже 6 лет проводим эту акцию по уборке. И я абсолютно соглашусь, что это особая такая прелесть для населения, для местных туристов, которые там объединяются. И на самом деле, это же не просто люди вышли, убрались. Действительно, вот как я рассказывала перед эфиром, человек, который однажды поучаствовал в настоящей уборке на Байкале, больше не будет мусорить. Потому, что если он однажды раскопал эту (неразборчиво), которая на несколько этажей вниз уходит. То есть, ты достаешь одну бутылку… Это мне прямо волонтер рассказывал: я достаю одну бутылку, а из-под нее, внизу торчит следующая. Я ее достаю, а под ней следующая. Потому, что земля пожирает это. А пластик, который попадает в Байкал и когда вот эти волонтеры убираясь узнают, что раскрошившийся пластик попадает в желудки рыб и убивает их, из-за этого рыба может просто… Ну, пострадать вся популяция. Это все огромный вклад в экопросвещение, в экосознательность.

Р. Плюсов
― Вот участников 3-4 тысячи, а те, кто эти бутылки бросает, видимо все равно больше получается.

Е. Вишнякова
― Наверное да, но 3-4 тысячи, вот еще и наш в этом году… Ну, у нас сезон идет, у нас с июня по сентябрь шло, ну еще потом в октябре мы планировали уборку (неразборчиво). Вот сейчас ждем ее, переносим все. Потому, что нет штормов на Байкале, такая вот у нас проблема. Вот, у нас в итоге вышло 12 тысяч человек за этот сезон, 10 тысяч в один день. Но это традиционная такая история, 10 сентября, там в день защиты Байкала, в день Байкала самого, выходят убираться.

Р. Плюсов
― Еще новые угрозы какие-то стоят перед озером?

Е. Вишнякова
― Да, конечно.

Р. Плюсов
― Просто закрыли Байкальский ЦБК, промышленное значит немножечко, потихонечку сходит на нет. Какие-то новые встают вызовы?

Е. Вишнякова
― Конечно. К сожалению, сейчас основная угроза для Байкала – это сам человек. А вот влияние человека на озеро, это (неразборчиво) становится причиной того, что меняется флота самого озера.

Р. Плюсов
― Звучит угрожающе.

И. Разбаш
― Абсолютно. Вы понимаете, (неразборчиво).

Р. Плюсов
― (Неразборчиво)

И. Разбаш
― Давайте цифры. Примерно 600 тонн в год мусора на берегах, 600 тонн.

Р. Плюсов
― (Неразборчиво) объемы сложно представить. Свалки огромные.

И. Разбаш
― Вот даже тем количеством, которое я назвал, да? Порядка 3000 человек, собрали 35 тонн. То есть 600, и 35 собрали. А теоретически… Ну как бы, да, если… Ну, там просто нет возможности еще больше людей скажем так, попросить выйти на берега. Именно поэтому мы конечно только и ратуем за то, чтобы развивался и экотуризм, да? Который… В том числе одной из целью ставил бы себе именно… Ну, как минимум, да? Бережное отношение к воде, и не оставлять мусор на берегах, на местах после (неразборчиво).

Е. Вишнякова
― Это как минимум.

Р. Плюсов
― Давайте сейчас спросим, нужен человек Байкалу, или нет? У нас на прямой связи Василий Иванович Сутуло, директор Байкальского государственного природного биосферного заповедника. Василий Иванович, здравствуйте.

В. Сутуло
― Добрый вечер.

Р. Плюсов
― Вы наверное слышали частично нашу беседу. Вот мы говорим, что сегодня одна из главных угроз, которая перед Байкалом стоит – это вот человек, воздействие человека на озеро.

В. Сутуло
― Ну, человек везде стоит, если положа руку на сердце. Там где человек, там всегда угроза.

Р. Плюсов
― Ну что все-таки с этим делать? Все, что с этим все-таки делать?

В. Сутуло
― Я считаю, что нужно организовывать этого человека, деятельность точнее, всячески организовывать. Прежде всего мы говорим о человеке, не (неразборчиво) туристе. Как я понял из конца вашего разговора, значит приезжающие на отдых люди, на берег Байкала, очень часто мусорят, и это становится проблемой. (Неразборчиво) жизнедеятельность человека. Я считаю, что мы ничего нового не изобретем, потому, что во всем мире человек посещает природу, и нам главное его посещение всячески организовывать. Что я под этим понимаю? Ну, это целый комплекс мер, в организации его пребывания. И вот вы затронули тему экологического туризма, и в том числе для того, чтобы человек не наносил природе вред, надо организовать само посещение его. Под этим я подразумеваю обустроенность для туризма. Это и места для сбора мусора, это и тропы. Меня, как руководителя (неразборчиво) учреждения, в котором (неразборчиво) программа развития инфраструктуры образовательного туризма, несколько лет уже этим занимаюсь. И хочу сказать, что организованный турист – это не вред. (Неразборчиво) человек, он не будет рубить, он пойдет туда, где надо, от него не будет того ущерба, который несет в себе дикий так называемый… Ну, в кавычках разумеется, турист. Это… Причем аспекты влияния этого человека, они для всех очевидны. Это и жидкие отходы, это и бытовой мусор, это и рубки, это и иное отрицательное влияние. Вот как-то так.

Р. Плюсов
― Скажите, а вот по-вашему достаточно мер сейчас принимает государство, бизнес. Может еще не коммерческие организации для комплексной защиты озера?

В. Сутуло
― Я считаю, что направление выбрано правильное. В последнее время я бы так наверное сказал, что значительно усилены меры принятия решений. Ну конечно их не достаточно, потому, что если пойти на берег Байкала, то можно увидеть все эти горы мусора зачастую. Но нельзя не отметить и усилия, которые предпринимаются. Нет, не черное, не белое. Сейчас много, и достаточно хочу сказать, что в рамках государственной политики принято, и реализуется федеральная целевая программа «охрана озера Байкал». И это в отличии от предыдущих двух, на моей памяти, я сколько? Около 20 лет работаю директором заповедника. (Неразборчиво) прежде всего, сравнивая с предыдущим (неразборчиво), это как небо и земля. Сейчас вкладывается столько денег в охрану озера Байкал… Я не хочу сказать, что этого достаточно, но относительно прошлых лет, и вкладывается причем в сохранение Байкала, прежде всего. Что касается общественных организаций, здесь я тоже бы назвал наверное позитивное движение. Многие общественные организации сейчас прикованы, или занимаются этим вопросом. И очень отрадно отметить, что наконец-то я вижу сдвиги в помощи бизнеса. Ну (неразборчиво) имеют сейчас конечно того массового явления, как я вот иногда при посещении германских национальных парков (неразборчиво) партнерства, бизнеса, и охраны природы. Но это шаг вперед есть, нельзя это не отметить. Но это конечно не достаточно.

Р. Плюсов
― Василий Иванович, скажите, вот мы сейчас в Москве, вы там находитесь. Как сейчас там у вас, расскажите нам, красиво? Покрылся льдом Байкал?

В. Сутуло
― Я сейчас еду из Улан-Удэ, у меня впереди еще 250 километров, и везде все по-разному, но везде и красиво. У нас лежит небольшой снег, сантиметров 20, у нас от -50 до -20 температура. Байкал батюшка еще не замерз, и замерзнет наверное в январе, слава Богу. Потому, что это его обычное природное… Природный цикл замерзать.

Р. Плюсов
― Туристы…

В. Сутуло
― Очень красиво…

Р. Плюсов
― Да, да.

В. Сутуло
― Туристов к сожалению, или к счастью для Байкала, зимой почти нет. Ставится задача их увеличить количество. И я сегодня был на совещании правительства республики Бурятии, посвященным итогам 2016 года, где с сожалением там констатировалось, что туристический сезон проходит в нашей местности в течение 3-4 месяцев. Никаким инвесторам здесь невозможно развить какой-то крупный, крупномасштабный туристический бизнес. Ну, у этой стороны (неразборчиво) как вы понимаете. Нагрузка туристов, вообще пребывание человека резко регламентируется суровыми природными условиями. На Байкале сейчас почти туристов нету.

Р. Плюсов
― Василий Иванович, спасибо вам за то, что вышли к нам на прямую связь. У нас на прямой связи был Василий Сутуло, директор Байкальского государственного природного биосферного заповедника, Василий Сутуло. Коллеги, вот я даже не знаю, вот все-таки человек… Значит у нас проблема – оградить от человека.

Е. Вишнякова
― Человека надо просто воспитать.

И. Разбаш
― Человек развитый, да?

Р. Плюсов
― Да.

Е. Вишнякова
― Человек бывает разный.

И. Разбаш
― … быть самым лучшим туристом на Байкале.

Р. Плюсов
― Ну волонтерское движение помогает там уже?

Е. Вишнякова
― Конечно. Я чего говорю, самое главное — это не уборка. Волонтер, который убирается, он уже наш человек. Он уже человек, который не будет мусорить. Он уже воспитан, это тот, кто будет беречь озеро Байкал. И здесь вопрос наверное уже… Поскольку такие акции, как «Вода России», как «360 минут»… И на самом деле, огромное же количество акций по уборке водоемов, ну огромное просто. Я куда не посмотрю, все компании стремятся… Там бизнес очень заинтересован как раз в поддержке водоемов.

Р. Плюсов
― Вот расскажите подробнее про этот всероссийский волонтерский экомарафон, который вы проводите, да? «360 минут» (неразборчиво).

Е. Вишнякова
― Да, он начинался буквально там 6 лет назад со 100 волонтеров, которые из нашей компании, из «Иркутск энерговыборы» просто вышли, и просто прибрались на одном из берегов. А в этом гожу, в течение сезона на берег Байкала вышло 12 тысяч человек, и они все убирались. Это как раз такой классический пример волонтерства, когда мы популяризируем это, это в какой-то степени недоступный вариант отдыха. 360 минут – это 6 часов. Это время, которое… В выходной мы все просыпаемся, и примерно 360 минут…

Р. Плюсов
― Пол рабочего дня.

Е. Вишнякова
― Ну какой пол? Это 6 часов, это даже больше половины, это без обеденного перерыва. И примерно 360 минут в этот выходной день, человек не делает ничего. Он лежит на диване, он смотрит телевизор, и мы дали этому человеку возможность потратить эти 360 минут со смыслом: пойти и убраться. Мы дали ему автобус, мы дали ему спецодежду, перчатки вот эти, все инструменты, мешки. И выяснилось, что это очень хороший вид активности, это хороший вид тимбилдинга, это отличный вид экопросвещения. В результате сейчас, когда мы открываем регистрацию на акцию, и она открывается, и час примерно она идет. После этого она закрывается, потому что (неразборчиво), начинает образовываться значит лист ожидания. Вот там в первые 3 дня у нас лист ожидания составлял…

Р. Плюсов
― Ну, это вот активное времяпрепровождение. То есть, люди специально (неразборчиво) ищут, какие-то (неразборчиво).

Е. Вишнякова
― Да.

И. Разбаш
― Оно должно быть организовано.

Е. Вишнякова
― Да.

И. Разбаш
― Самое главное в том, чтобы оно должно быть организовано. Вот со своей стороны я могу сказать что да, действительно 1 миллион 300 по всей стране людей, которые вышли, они вышли так или иначе, будучи организованными. И… Ну окей, в каких-то регионах, в каких-то местах проведения акций, их там напоили чаем, угостили пирожками вкусными. И как мы разговариваем с бизнесом иногда, да? О поддержке подобного рода акций, по сути это не требует каких-то колоссальных вложений с одной стороны С другой стороны, с точки зрения имиджа компании, как ответственной, да? В том числе и за те или иные водные объекты, существенно повышает их просто цену на рынке.

Е. Вишнякова
― Это (неразборчиво).

Р. Плюсов
― Ну, вот хороший вопрос кстати говоря, а бизнес охотно идет вообще на такие вещи? Приходится уговаривать, или сами они идут? Вот ответственность бизнеса есть в этом вопросе, или нет?

И. Разбаш
― Ром, я бы не сказал, что на сегодняшний день это такой тренд. Мне кажется, мы…

Р. Плюсов
― То есть, трудно?

И. Разбаш
― Трудновато. То есть, мы с одной стороны, да? Вот пожалуйста, Елена представитель там достаточно серьезной организацией, которая давно этим занимается. И отрадно, что опыт таких компаний, как «Н+», он тиражируется дальше, да? И по сути своей, это я считаю, правильно. В данном случае, мы просто лишь… С каждым разом, действительно нет людей не равнодушных. Которые уйдут, да? И потом продолжат там тот же самый мусор как-то…

Реклама 30
Е. Вишнякова
― Это изначально большая выборка.

И. Разбаш
― Или это те же самые дети, которые приходят потом к родителям, и говорят: слушайте, ну не мы пили пиво-то там в третьем классе, да? Будучи на уборке там своей речки в регионе, это вы. И так или иначе, они формируют по крайней мере, поведенческие какие-то мотивы в своих родителях.

Е. Вишнякова
― Я вот хочу на самом деле… Ну, мы как коллеги, мы до эфира сразу… Я вот сразу стала допрашивать Илью, как у них проходит механика сбора, какие как раз различия? Потому, что здесь очень важно, чтобы это не происходило с серьезным выражением лица. Что вот мы сейчас идем ответственно убирать мусор на берегу Байкала. Это очень серьезно, знаете? Нет, это нормальный вид отдыха, мы вот так вот отдыхаем.

Р. Плюсов
― Ну, вот я и говорю, кто0то ищет себе приключений, не может найти. Деньги платит за это. Там я говорю, сейчас популярны какие-то… Вот такое, да?

Е. Вишнякова
― Да, да. Мы представляем… Знаете, какие у нас находки на берегах? Вот я думаю, можно (неразборчиво).

Р. Плюсов
― … в выходные дни. Тут пожалуйста, можно ехать, и заниматься…

Е. Вишнякова
― Ружья находили, какие-то значит это, предметы быта.

Р. Плюсов
― Тут есть настоящий квест, не придуманный.

Е. Вишнякова
― Абсолютно, да.

Р. Плюсов
― И еще с пользой для дела.

Е. Вишнякова
― Кстати, мы еще там прятали шарики, кто нашел шарик, тот получает приз. Шагомеры… У нас так получилось, что в этом году за одну акцию, вот за один отрывок в 360 минут, все наши волонтеры на Байкале прошли 360 миллионов шагов. Но я хотела о другом сейчас сказать.

Р. Плюсов
― Давайте, мы сейчас прервемся ненадолго.

Е. Вишнякова
― Да.

Р. Плюсов
― У нас реклама, потом новости, и затем мы вернемся в студию. Вот мы много говорим про воспитание, образование, про человека… Все-таки хотелось бы узнать, что еще? Когда мы говорим про комплексную защиту, значит нужно, чтобы что-то делалось и еще помимо того, чтобы мы сами не мусорили или выходили, убирали мусор.

НОВОСТИ.

Р. Плюсов
― Продолжаем наш эфир, у нас сегодня тема «Комплексная защита озера Байкал», очень много мы в первой части говорили про туризм, про воспитание туриста, человека. Про то, что необходимо убирать, да? Не мусорить. Все-таки хотелось бы понять, о чем еще нужно помнить, и нужно делать, когда мы говорим про комплексную защиту Байкала?

Е. Вишнякова
― Ну, действительно конечно говорить только о том, что надо воспитывать человека, ответственно себя вести, и ответственно пользоваться ресурсом Байкала, этого не достаточно. Потому, что уже есть вред, и уже… Ну вред, Василий Иванович тоже говорит о вреде, это влияние. Человек в принципе оказывает влияние на все, что его окружает. И даже если он не будет мусорить, он будет оказывать влияние на Байкал. К сожалению. Сейчас это влияние очень негативное. И у нас есть программа, вот мы поддерживаем программу на Байкале, по изучению его составляющей воды. А ведь ценность основная Байкала, его вот эта значимость не в том, что это самое большое озеро в России и в мире. Не в том, что это самое глубокое озеро, а в том, что это самое чистое озеро. Если вы зимой выйдете на лед, вы увидите… Ну как минимум, несколько метров, а где-то и дно.

Р. Плюсов
― Ну, мы видели фотографии действительно.

Е. Вишнякова
― Это же потрясающе.

Р. Плюсов
― Я к сожалению не был на Байкале, но фотографии видел. Это что-то совершенное…

Е. Вишнякова
― Да, да, надо обязательно там побывать.

И. Разбаш
― это пятая часть питьевой воды.

Е. Вишнякова
― Да, поэтому все делят, сколько на человека это приходится. Поэтому так трепетно местные жители относятся к идее например разливать воду, и продавать ее в Китае. Хотя от этого не убудет, ну там не те объемы. Но тес не менее, это (неразборчиво).

Р. Плюсов
― Вы запугали нас уже этим словом – спирогира.

Е. Вишнякова
― Да, и конечно же, чистоту воды нужно сохранять, и можно требовать от государства выделить еще там энное количество, сотни миллиардов на то, чтобы вычистить эту воду. Но вот в Иркутске живут люди, которые развивают предпринимательское отношение к этой спирогире. Значит спирогира – это водоросль сине-зеленая, в некоторых версиях она только синяя. Которая возникает в результате (неразборчиво), попадания в первую очередь человеческих… Ну, отходов человеческой жизнедеятельности, и в фосфато-содержащих моющих средствах.

И. Разбаш
― Бытовой химии.

Е. Вишнякова
― Бытовой химии, да.

Р. Плюсов
― (Неразборчиво) озеро цветет, пахнет там, что там?

Е. Вишнякова
― Из-за этого… Ну, цветет-пахнет, это конечно в объеме Байкала, это пока…

Р. Плюсов
― Не заметно.

Е. Вишнякова
― К счастью это не так заметно, но то, что там выбрасывают иногда в озеро, действительно цветет и пахнет. Но оно просто вот для нас в больших количествах, для озера пока в небольших. Это несомненно требует огромных и срочных мер. И вот эта программа…

Р. Плюсов
― Ведь это очистные сооружения.

Е. Вишнякова
― Это очистные сооружения, это турбазы, это человек, в конце концов (неразборчиво) простите, что я снова…

И. Разбаш
― (Неразборчиво) разбрасывают просто по берегу, получается

Е. Вишнякова
― Да, это сбросы.

И. Разбаш
― То есть, вот в этом проблема?

Е. Вишнякова
― Да.

Р. Плюсов
― То есть, населенные пункты, это все там… Или туристические объекты, гостиницы, просто все это выбрасывают, сбрасывают напрямую отходы в озеро.

Е. Вишнякова
― Да, да. И сейчас там идет разговор о том, что должны быть сертифицированы эти сбросы, что как-то себя должны турбазы соответственно вести, но это пока не урегулировано. До сих пор…

Р. Плюсов
― То есть, в представительстве скажем турбазы, или какого-то здания, строения, никаких норм по сбросам нет.

И. Разбаш
― Не было.

Е. Вишнякова
― Нормы есть.

И. Разбаш
― Ну, то есть вернее они были, да? Но они либо были соблюдены на период там 50 лет назад, и к сегодняшнему дню сильно износились. Либо ну, как-то делается это видимо в обход.

Е. Вишнякова
― И стараются конечно… Вот там турбазы, с которыми мы сотрудничаем, они очень… Ну, это одно из требований, которое мы выдвигаем у этим турбазам. Многие перестраивают внутри. Потому, что у нас там заезжают детские смены, это целый сезон работать. Им дешевле в этом смысле перестроиться, и более ответственно относиться.

Р. Плюсов
― И как на этом бизнес, вот вы говорите бизнес строить?

Е. Вишнякова
― А бизнес строить следующим образом: есть фонд возрождения земли сибирской, некоммерческая организация в Иркутске, которая создала объединение байкальской экспедиции, куда вошли ученые Мы их поддержали, им нужно было финансирование, и они поехали собирать эту спирогиру, ее анализировать и проверять. Установили, что она не токсична, это уже огромный шаг. После этого, значит вернемся к вопросу о Байкальске, и других моногородах. Когда прекратилась работа, и жители города остались без своих гарантированных рабочих мест, в общем-то это был достаточно тяжелый период, мы все это понимаем.

И. Разбаш
― Ну, то есть закрылся целлюлозно-бумажный комбинат, который…

Е. Вишнякова
― Он закрылся, все. Вот у вас вчера была работа, а сегодня нет.

Р. Плюсов
― Люди потеряли работу (неразборчиво) предприятие, да.

Е. Вишнякова
― Все люди, которые жили в этом городе, они все потеряли работу. И туда заехал вот этот фонд со своей программой «Школа экологического предпринимательства», которую мы так же поддерживаем, и это были две сессии в год всего. Люди приходили на эту сессию в течение недели, их накачивали маркетингом, рекламной деятельностью, то есть что такое упаковка, как работать, и так далее. Но с учетом экологических требований. То есть, если ты продаешь рыжиковое масло… Он говорит, а его никто не покупает. Вот вы знаете, что такое рыжиковое масло?

Р. Плюсов
― Нет, первый раз слышу.

Е. Вишнякова
― Это знаете, не грибы, начнем отсюда. Вот, ему говорят, ну что же ты в пластик упаковываешь?

Р. Плюсов
― Ну а что это такое-то? Просветите.

Е. Вишнякова
― Такое вот масло из (неразборчиво) продукции.

Р. Плюсов
― Техническое, или потреблять его?

Е. Вишнякова
― Нет, это потреблять, это питание, да. Этот человек сейчас поставляет его в Азию, в рестораны. Ну, то есть это очень популярный продукт. А всего лишь надо было найти для нее экологическую и красивую упаковку. И вот так вот воспитывались, воспитывались эти местные микро-предприниматели которые становились малыми предпринимателями, открывали новые линии. То есть, девушка пришла, и говорит: а у меня мед никто не покупает. Мне вот от отца досталась пасека, мед отличный настоящий, не то, что у вас там в Москве, он стоит полгода в ящике. И все еще льется, а у меня настоящий мед. То же самое поговорили, про упаковку подумали, она вспомнила Вини Пуха, говорит хочу горшочки. Через год у нее линия гончарной посуды значит исторической, и вот этот мед. И вот так вот развивалось такое небольшое предпринимательское…

Р. Плюсов
― То есть, вы помогаете людям, оставшимся без работы, малое… Скажем так, малое предпринимательство.

Е. Вишнякова
― Да. Это системная инфраструктурная помощь. Мы могли бы всем конечно немного денег дать, но смысл какой? Лучше дать им удочку, обучить их тому, что они могут делать в дальнейшем, чтобы жить, развиваться, открывать новый бизнес. Они сейчас создают рабочие места, они помогают разрешить такой хороший снежный ком. И вот когда значит вот эта школа уже существует с 12-го года, все отлично, тут на озеро нападает спирогира, и школа экологического предпринимательства в свою сессию объявляет конкурс на использование этой спирогиры. Ну, то есть вот вы предприниматель, она не токсична.

Р. Плюсов
― (Неразборчиво) чтобы умы наши российские придумали, как ее можно использовать, да?

Е. Вишнякова
― Да.

Р. Плюсов
― В мирных целях, так сказать.

Е. Вишнякова
― А это такой макет взят с (неразборчиво). Там, когда водоросли выбрасываются на берег, все местное население выбегает, начинает их быстро собирать наперегонки. Потому, что это корм для скотины. И вот здесь тоже решили проверить, но скотина как-то не образовалась спирогире, ну как-то видимо не очень вкусно, но зато не токсичная. Поэтому провели этот конкурс, победили три проекта. Я ездила на пресс-конференцию по подведению итогов, там журналистов набилось просто полный зал. Первое место – это мульча. Это такое прикрытие, знаете, на Байкале есть такая байкальская клубника, тоже выращивается на месте БЦБК, это тоже проект ШЭПРа (школа экологического предпринимательства). Ее нужно укрывать. И вот эта мульча, она должна быть согревающей, она делается из спирогиры, её просто прессуют, и складывают. Ну понятно, использование в перегное, со специальными червячками, жучками. И третье место – это дизайнерская бумага. То есть, ее спрессовали просто, и получилась такая, ну обложечная бумага. Это только начало, сейчас вот на последнем круглом столе по защите Байкала, который был там 2 ноября и 3, а спирогиры оказывается не хватает потому, что из нее стали делать местные картины. Ну, то есть ее как-то там выкладывают, это все очень красиво.
Р. Плюсов
― Все-таки пришли как на (неразборчиво), или к тому, что все-таки стали расхватывать, и уже не хватает, да?

Е. Вишнякова
― Да, это наша задача, да. Понимаете, там же очень много сувениров китайских, китайского производства, не достаточно качественного. А при этом Байкал и Сибирь – это место культуры, это огромный пласт культуры. Ну, и собственно вот этот ШЭПР, в том числе развивает производство сувениров для того, чтобы человек мог привезти с собой настоящие сибирские сувениры. И вот это вот как раз… Как раз это и есть комплексный, такой изящный интересный проект. Когда ты не просто идешь, убираешь спирогиру, складируешь, сжигаешь ее там, закапываешь. Когда ты берешь ее, перерабатываешь, из нее что-то получается дальше, дальше, такая цепочка.

Р. Плюсов
― В общем звучит страшно, и на самом деле страшно. Но можно что-то с этим делать, да?

Е. Вишнякова
― Абсолютно, нужно что-то делать.

Р. Плюсов
― Что еще? Какие еще направления основные?

Е. Вишнякова
― Ну конечно же, основное направление у нас – это по защите если говорить, мы большое внимание уделяет экопросвещению.

Р. Плюсов
― Ну, это мы уже обсудили.

Е. Вишнякова
― Да, мы уже обсудили, да.

Р. Плюсов
― Скажите, а вы часто бываете там?

Е. Вишнякова
― Да, конечно.

Р. Плюсов
― Насколько?

Е. Вишнякова
― Ну, примерно там 2-3 раза в месяц точно выезжаю.

Р. Плюсов: 2
―3 раза в месяц. Вот как по ощущениям, вы когда приезжаете и видите, что там происходит. Все-таки мы видим фото, фото красивое. Нет ли вот ощущения… Мы же часто говорим конференции, какие-то круглые столы, спасти, спасти, выделяется много денег… Нет ли ощущения надуманности проблемы?

Е. Вишнякова
― Вы знаете, у меня такое ощущения, что вот я сейчас своими рассказами создала такую траурную рамку вокруг Байкала. Это не совсем так. Там очень красиво, и совсем не так все… Вот внешним глазом, как раз туристическим взглядом, там все просто отлично. И как раз доказательством этим может быть то, что в этом году, вот на шестой акции «360 минут» по уборке, мы были вынуждены привлечь космическую компанию, у которой есть свои спутники, чтобы она нам сделала снимки, и чтобы мы искали удаленные мусорные язвы, и их свалки. Ну, то есть это как раз следствие того, как мы работаем на Байкале, мусора становится меньше, такого очевидного. Когда ты выходил, а перед тобой так… свалки, начинай! То теперь мы ищем их уже более глубоко в лесах, какие-то там полигоны исчезают (неразборчиво). И это очень здорово, потому, что да, есть люди, которые бесхозяйственно, там как-то безответственно относятся к природе, но есть и другие люди благодаря которым мы можем поддерживать эти программы. Мы конечно молодцы! На самом деле вот эти люди на Байкале, которые живут в Иркутске, которые живут в Бурятии, и разрабатывают эти программы, приезжают на эти круглые столы, и которым мы можем помогать поддерживать потом приходить на «Эхо Москвы», рассказывать об этом. Вот они-то и молодцы!

Р. Плюсов
― Можно ли сказать, что вот мы сегодня обсуждаем Байкал, да? Комплексную защиту большого, великого озера нашего. Что это ну, скажем так пример для других. Других сотен, тысяч озер.

И. Разбаш
― Абсолютно верно, Ром. Вот то место, которое с одной стороны очень сильно болит, а с другой стороны очень много людей не равнодушных к этому, да? И неважно в каком статусе, статусе чиновников, федерального масштаба местного, в статусе директоров, финансовых директоров, бухгалтеров компаний, которые работают на этой территории, да и просто людей проживающих. И вот то место, где интересы всех вместе наверное сошлись в точке того, что все, ну хватит! Хватит засорять! Давайте настроимся на какую-то позитивную ноту, и просто все вместе соберемся и сделаем, что-то полезное. Не смотря на то, что как мы уже выяснили, что человек сам, своим нахождением природе вредит.

Е. Вишнякова
― Влияет.

И. Разбаш
― Ну влияет, хорошо.

Е. Вишнякова
― Кто как умеет.

И. Разбаш
― Абсолютно верно. Ну, вместе с тем…

Р. Плюсов
― Ну, главное буквально не воспринимать (неразборчиво).

И. Разбаш
― Да, очень хотелось бы да, увидеть похожие опыты не только на Байкале, но и в разных частях нашей страны богатой. Богатой красивыми, чистыми водными ресурсами.

Р. Плюсов
― Ну, хочу подытожить, действительно Байкал такой пример, это яркий пример. Все об этом знают, и все говорят. Действительно, здесь сошлись интересы и людей, и местных жителей. Ну, хотят люди, чтобы было чисто, чтобы было безопасно. И туристов, которые приезжают со всей страны, и иностранные туристы, все знают про Байкал. И бизнес, и государство, что важно, федеральная целевая программа «Вода России», Минприроды все это знают. Вот на таком большом примере, пожалуйста, есть пример, можно распространять дальше. Можно идти дальше, можно заниматься другими сотнями, тысячами озер, которые тоже может даже в большей степени нуждаются во внимании и защите. Спасибо вам, говорили сегодня о комплексной защите озера Байкал. У нас в студии были Елена Вишнякова, директор по связям с общественностью «Н+групп», и Илья Разбаш, начальник отдела связи с общественностью и СМИ центра развития водохозяйственного комплекса, счастливо.

И. Разбаш
― Спасибо, до свидания.

Е. Вишнякова
― Спасибо.

Возврат к списку



Комментарии0