Город Москва, это Ваш регион?

Фонды водных ресурсов (Water funds) интригуют инвесторов доходами от грядущей засухи

В первой половине 2015 года продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций (ФАО) и Всемирный водный совет опубликовали исследование «На пути к будущему без дефицита воды и продовольствия». Авторы призывали государства и бизнес наращивать инвестиции в проекты по улучшению водохранилищ, многократное использование сточных вод, в научные исследования, способствующие созданию более устойчивых сельскохозяйственных систем и т.д. Это необходимо, чтобы удовлетворить грядущие потребности агро-промышленного комплекса (АПК). В 2050 году необходимо будет произвести на 60%, а в развивающихся странах на 100% больше продовольствия, чтобы прокормить растущее население мира. Сейчас на сельское хозяйство приходится большая часть мирового потребления воды. При этом дефицит водных ресурсов испытывает порядка 40% населения земли. Разумеется, многие аналитики и трейдеры восприняли данную новость с воодушевлением. Так, в компании Calvert Investments (управляет одним из крупнейших фондов «водных ресурсов», - Calvert Global Water Fund) этой весной также выразили уверенность, что стоимость акций, так называемых, water companies в 2015 году будет устойчиво расти. При этом никаких серьезных аргументов аналитики не предъявили. В основном они ссылались на долгосрочные для отрасли драйверы – рост популяции, урбанизации в мире и т.д. Появление упомянутых заявлений можно однозначно трактовать, как попытку water companies и water funds начать переломить текущий рыночный тренд и начать water-250.jpg«игру на повешение». Ведь в 2014 году, равно как и в первом квартале 2015 акции эмитентов из сферы «водных ресурсов» показали отрицательную доходность. Так, по данным Calvert Investments , Global Water Index только за 1 квартал 2015 года потерял 0,63%. За последний год показатели были еще хуже (-2,04%). В последний раз, подобная массированная PR-атака на рынок имела место в 2010 году. Тогда также появилось несколько «апокалиптичных» исследований. Все они, как и сейчас, в целом сводились к тезису, что водные ресурсы во всем мире расходуются странами непропорционально, инфраструктуры недостаточно, а потому, чтобы избежать катастрофы, необходимо инвестировать в «водную» отрасль «триллионы» долларов. Правда, тогда в качестве «дня Х» чаще фигурировал 2030 год. Особенно активно авторы исследований рекомендовали вкладывать деньги в Индию и Китай. В соответствии с исследованием McKinsey & Co. от 2010 года, спрос на пресную воду в Индии в течение двух десятилетий должен удвоиться до 1,5 трлн. кубометров в год, а в Китае вырастет на треть – до 818 млрд. кубометров. Согласно исследованию Всемирного банка 2010, в Китае спрос на воду промышленных потребителей уже привел к загрязнению 70% рек и озер, а также грунтовых вод в половине китайских городов. В Индии, где 60% сельскохозяйственных земель зависят от сезона дождей, отсутствует необходимая инфраструктура их перераспределения и контроля воды, помогающая направлять избытки в нуждающиеся регионы. Как следствие, эксперты Всемирного банка спрогнозировали, что Индия истощит свои ресурсы в пресной воде к 2050 году. Поскольку 80% воды в стране потребляют фермеры, это неизбежно приведет к проблемам в АПК и сельском хозяйстве. На первый взгляд, PR-атаки 2010 имела успех. Так, по данным исследования S-Network Global Indexes, по итогам последних 3-х лет, то есть за 2011-14 году стоимость water companies увеличилась на 31,97%. Для сравнения, за 5 лет, то есть за 2009-14 года этот показатель подрос лишь на 37,59%. Но рапортуя об успехах вложений в фонды водных ресурсов аналитики откровенно лукавят. Заявленные показатели были не так и хороши. Инвесторы в перспективы роста «водного бизнеса» не слишком поверили. Есть несколько факторов, сдерживающих рост стоимости акций water companies. Так, специализированные рыночные фонды работают с 2000-го года. Как правило, все они организованы универсальными международными УК. Первые 5-7 лет рост отраслевых индексов действительно позволял легко зарабатывать управляющим порядка 30% в год. Сейчас большинство фондов в качестве основы для своей работы используют S&P Global Water Index. Еще один индекс, часто используемый для оценки «водного» рынка – ISE Water Index. Другие отраслевые биржевые индексы существуют, но крупными фондами почти не используются. Существует даже специализированная биржа – австралийская Water Exchange. Не исключено, что в скором времени, конкурирующая площадка заработает в Таиланде. При этом S&P Global Water Index рассчитывается по акциям 50 Water companies. Половина – это компании занимающиеся водоснабжением, очисткой сточных и природных вод, канализацией, бурением скважин, анализом качества и безопасности воды. Другая половина - эмитенты, работающие в подсегменте разработки «технологий» и производства оборудования для сферы водных ресурсов. Это, в том числе, трубы, насосы, системы очистки и опреснения, реагенты, санитарно-технические и измерительные приборы, а также отраслевые «ноу-хау». ISE Water Index даже менее масштабен. Для его расчета используют ценные бумаги 36 эмитентов water companies. То есть, рынок акций water companies уже достаточно исследован, недооцененных активов там не так много. Собственно именно, чтобы дать акциям данного сегмента новый «буст» и была задумана, упомянутая выше, PR-атака 2010 года.

Возврат к списку