Город Москва, это Ваш регион?

Стояние на реке Угре

5 октября 1941 года немецкий войска пытались форсировать реку Угру, но были отброшены небольшим отрядом десантников. И хотя это «стояние» продолжалось лишь несколько дней, оно оказалось не менее важным для победы над врагом.

В начале октября 1941 года немецкие войска прорвали советскую оборону на реке Десне и двинулись по Варшавскому шоссе к городу Юхнову, где базировался 1-й тяжёлый бомбардировочный авиаполк и авиадесантный батальон под командованием начальника парашютно-десантной службы Управления ВВС Западного фронта капитана Ивана Георгиевича Старчака. Прорыв обороны на Десне и появление 4 октября на окраинах Юхнова передового разведотряда немецких войск стало неожиданностью для советских частей, но разведчиков удалось уничтожить, а самолёты, поднявшись в воздух, сумели уйти в тыл. А капитан Старчак решил остаться, намереваясь как можно дольше сдерживать наступление немецких войск на Москву.

На столицу шли головные колонны 57-го моторизированного корпуса вермахта — более чем 200 танков и 20 тысяч пехоты. А у Старчака — всего 430 человек, из которых лишь 80 бойцов — опытные десантники, остальные — бойцы фронтовых авиачастей и недавно прибывшие комсомольцы. Ни орудий, ни пулемётов, ни танков, а из противотанковых средств лишь связки гранат да бутылки с горючей жидкостью. Но до Москвы — всего 205 километров по практически пустому Варшавскому шоссе, поэтому 5 октября 1941 года, после взятия немцами Юхнова, сводный отряд капитана Старчака занял оборонительный рубеж на левом берегу Угры.

Десантники не только оборонялись, но и совершали дерзкие вылазки в тыл врага: минировали и взрывали дорожное полотно и мосты, устраивали засады, уничтожали технику противника и даже угнали из-под носа немцев тяжёлый бомбардировщик и танкетку — «наши бронетанковые силы», как шутили про неё бойцы. И только после того, как немцы форсировали Угру выше и ниже по течению, намереваясь зажать оборонявшихся в клещи, отряд начал отступление на заранее подготовленные оборонительные позиции на реке Извери. Здесь на подмогу к Старчаку прибыл передовой отряд курсантов подольского пехотного и артиллерийского училищ. Несколько дней отряд Старчака вместе с подольскими курсантами держал оборону в междуречье Угры и Извери, пока 9 октября их не сменила танковая бригада полковника Троцкого.

Пять дней отряд Старчака удерживал оборону сначала на реке Угре, а затем на её левом притоке, реке Извери. За это время немецким войскам удалось продвинуться лишь на 25 километров. Из 430 бойцов, начавших бои в Юхнове, осталось всего 29 человек, которые были представлены к ордену Красного Знамени, а сам Старчак — к ордену Ленина. «Дерётесь вы смело, даже дерзко. Это правильно», — говорил Старчаку маршал Советского Союза Семён Михайлович Будённый. И добавлял: «Хорошо, что в обороне опираетесь на водные рубежи».

Приказа об организации обороны у Старчака не было, а устройство оборонительных рубежей на Угре и Извери было его собственной инициативой. Но эта инициатива сорвала план быстрого захвата Малоярославца, позволила выиграть несколько важных дней для организации обороны на подступах к Москве, став предтечей подвига подольских курсантов и сыграв важную роль в битве за Москву. По воспоминаниям начальника штаба 4-й танковой группы генерала Вальтера Шаля де Больё, задержка наступления армии вермахта между Юхновым и Малоярославцем оказалась роковой — именно тогда была проиграна Московская битва.